Поиск
4 июля 2017

Квинтэссенция Парижа: шоу Chanel под копией Эйфелевой башни в Гран-Пале

Chanel Haute Couture осень-зима 2017−2018

Вряд ли среди современных дизайнеров есть кто-то, способный так же терпеливо и прилежно, как Карл Лагерфельд, из сезона в сезон упражняться с виденным уже сотни раз. Однако взамен на верность французской классике креативный директор Chanel получил полную свободу действий в воплощении своих декораторских фантазий. Где-где, а тут его эксперименты не знают границ. Площадку под стеклянным куполом Grand Palais он превращает то в космодром, то в зимний сад, то в городской проспект, то в руины древнегреческого храма. А на этот раз берет новую высоту — воспроизводит конструкцию Эйфелевой башни. На выходе получает настоящую квинтэссенцию Парижа. Финалом такого шоу могло быть только одно: вручение дизайнеру медали города из рук мэра Парижа Анн Идальго с благословением: «Вы настоящий француз!». Кроме шуток, вполне заслуженно. Или вы можете представить себе что-то более парижское, чем показ Chanel под Эйфелевой башней? Ну разве что показ назначат на время завтрака, рассадят гостей за столами, покрытыми белоснежными скатертями, и подадут кофе с круассанами.

Но не будем превращать эмблемы в штампы и спустимся на землю — на импровизированное Марсово поле под башней, к моделям. Здесь в центре внимания снова твидовый жакет, на этот раз переживающий новую метаморфозу. Дизайнер экспериментирует с объемом его рукава, надувая буфом на плече и сужая к запястью, как классический жиго. Тем самым еще раз утверждает тему возрождения классики, отсылая нас к итальянскому и английскому Ренессансу, но отчетливее всего в этих литых покатых объемах всё-таки звучит баленсиаговская тема. По ходу из-под твидовых доспехов начинают проклевываться цвета и цветы, а за ними перья, ленты и банты, которые находят себе место то на плечах, то на запястьях, то на талии, перемещенной под грудь. Так что там, где нам только что маячили широкоплечие 80-е, уже дает о себе знать закат 60-х с котелком на макушке. Радужные тени, жемчужные серьги с золоченым ободком и шнурованные ботфорты на прозрачном каблуке из плексигласа в форме кубика льда — на десерт. Ну вместо круассанов.